Ситуация с натуральной косметикой

Так называемую «натуральную косметику» сейчас не выпускает только ленивый. Каждый из нас имеет в своем распоряжении флакон, «подаренный матушкой-природой», – настолько спасительной кажется вера во все дикорастущее, естественное, не созданное людскими руками. Само собой, у натуральной косметики имеется «враг номер один» – косметика синтетическая, состоящая из ингредиентов, полученных в лаборатории химическим путем. Вот об этом противостоянии нам и хотелось бы поговорить подробнее…

Состав любого косметического средства делится на две части: на основу (базу) и на активные ингредиенты. Активный ингредиент – это то, что обещает нам эффект преображения: например, смородина омолаживает, а ромашка снимает раздражение, осветляет кожу. Основа – это то, что создает потребительские свойства («крем хорошо впитывается, бархатистый на ощупь, густой, и приятно пахнет»). К таким базовым компонентам причисляются несколько типов веществ: эмоленты, увлажнители, эмульгаторы, ПАВы, консерванты и прочие. Большинство «натуральных» массовых марок акцентируют наше внимание на активном ингредиенте (естественного происхождения), вынося его название на упаковку.  Родословная оставшихся компонентов остается в тени.

Впрочем, существует и другая «натуральная» косметика, она же «органическая» .  Создатели органической косметики заявляют, что в их баночке с кремом – от 80 до 100% натуральных природных составляющих. (марки Aveda, Miessence, Dr. Hauschka, Jason, Phyt’s, Tom’s of Maine и многие-многие другие). Всем синтетическим ингредиентам стараются найти адекватную природную замену. Если не удается, то добропорядочные «зеленые» марки в этом признаются. Так, бренд Annemarie Borlind заявляет, что ограничивает себя применением трех консервантов: парабенов, сорбиновой кислоты и феноксиэтанола (вместо пятидесяти, применяемых в обычной косметике). «Органические» марки используют только растительные, минеральные ингредиенты или компоненты, полученные из неубитых животных. Основной критерий в выборе сырья – его безопасность для человека; процесс выращивания растений происходит под строгим контролем экспертов, желательно на особых плантациях; пестициды и химические удобрения не применяются. В такой косметике не должны присутствовать продукты генной инженерии; упаковка производится под девизом «минимум необходимого», и при желании ее можно легко утилизировать. Большое значение придается различным экологическим акциям и благотворительности.

Натуральность - это слово произошло от латинского «природа» (natura). Следовательно «натуральное» - есть природное, т.е. то, что природой произведено. Человек также ее создание, поэтому природные молекулы родственны и понятны нашему организму - они без проблем включаются в обменные процессы, не нарушая их отлаженных в течение миллионов лет механизмов. Молекулы же новые, полученные в результате синтеза в пробирке или синтетической модификации природных молекул, могут если не сломать эти механизмы, то сильно их видоизменить. В результате можно получить различного рода заболевания с очень и не очень опасными последствиями для здоровья. Необходимо, чтобы потребитель понял, что его стремление к натуральному не столь уж наивно и безосновательно. Впрочем это не значит, что необходимо перестать изобретать новые органические вещества. Просто нужно нести ответственность за результаты своей деятельности».
Человеческая кожа проницаема. И чаще всего сторонники натуральной косметики сравнивают ее с «тысячей маленьких ротиков», которые едят все то, что мы им даем, и химические вещества в том числе. Однако производители косметики не спешат заявлять, что их продукция проникает глубоко под кожу, в организм. Если бы они это делали, их продукция называлась бы «лекарства» и сертифицировалась по более строгим критериям. Однако уже сейчас доказано, что кожа впитывает с поверхности многие ингредиенты – что и хорошо и плохо одновременно. Хорошо, потому что мы, таким образом, можем кожу питать, и плохо, потому что некоторые производители используют в косметике жуткие ингредиенты, которые никто бы не позволил принимать внутрь как обычные таблетки.

Во многих развитых странах мира существуют организации, которые могут поручиться за безопасность органической косметики. Это органы добровольной сертификации : в Австралии это, например, BFA (Biological Farmers of Australia), во Франции - Ecocert и Cosmebio, в Германии – Neuform и BDIH и так далее. Зачастую они аппелируют к государству. В России ничего подобного не существует.

Натуральное - не значит безопасное, безопасное - не означает натуральное.
В то время, как потребители склонны ставить между словами «природное» и «безопасное» знак равенства, большинство профессионалов этого делать не спешат. Большинство действительно натуральных продуктов являются сильными аллергенами. Сейчас даже начинающие косметологи знают, что посторонний белок или пептид в косметическом препарате практически гарантированно обуславливает аллергию. Что касается натуральных ингредиентов небелковой природы, то, разумеется, их безвредность трудно подвергать сомнению без дополнительных исследований.  Так, еще несколько лет назад в качестве «полезных и натуральных» добавок в средствах по уходу за волосами были «раскручены» ланолин и кератиновый гидролизат. Оба этих натуральных продукта оказались настолько аллергенны, что проблемы начинались уже у работниц цеха по производству краски для волос.  Эти вещества устранили из рецептуры. Вместе с тем, нежелательные свойства ланолина могут быть сведены к минимуму путем его химической переработки: гидрогенизацией, оксиэтилированием и т.п. Вопрос о том, является ли полученный продукт, после этого все еще натуральным? Это один из ключевых камней преткновения в споре «химиков» и «натуралов».

Объективно, нет четкой границы между синтетическим и натуральным.  Для любого производителя косметики безусловно ясно, что без синтетических ингредиентов произвести конкурентно способный продукт невозможно.  Нельзя сделать косметику полностью натуральной, потому что невозможно не защитить ее консервантами, а они по определению вещества синтетические. Конечно, можно попытаться законсервировать структуру природными ингредиентами растительного происхождения так, чтобы они сдерживали рост микроорганизмов, но это будут простейшие составы. Если речь идет о сложных рецептурах, питательных для микроорганизмов и особенно производимых в массовом количестве, то это нереально. Косметика, производимая тоннами, обычно лежит на магазинной полке месяцами. Если сделать ее полностью натуральной, кто поручится, что в баночке с кремом не возникнет микробиологического заражения? А стало быть, имеет ли смысл считать слово «натуральный» синонимом слову «безопасный».

Отечественный рынок пока не слишком избалован присутствием марок органической косметики. 
Один из старейших игроков – концерн Weleda (российский филиал открылся в 1992 году). Марка опирается на антропософию – науку о развитии духа в человечестве и во Вселенной, основанную доктором Рудольфом Штейнером. Именно этот бренд считает своим прямым конкурентом появившаяся в Москве в начале 2005 года германская марка Annemarie Borlind. И с той, и с другой косметикой можно познакомиться в экологическом супермаркете «Рыжая тыква».
Французская Phyt’s была создана более 30 лет тому назад биологом-натуралистом Жаном-Полем Ллопартом. 100% натуральные продукты находятся в ампулах – этот способ продлевает косметике Phyt’s жизнь. Секрет долголетия средств компания не раскрывает, ссылаясь на ноу-хау. Другая органическая сертифицированная французская марка, недавно вышедшая на наш рынок - Sanoflore.
И, наконец, марка Jason - достаточно известный американский бренд, скромно торгующий в России через интернет-магазин.

Автор: Наталья Бондарева Источник: BEAUTYTIME.RU